АЛХИМИЯ • Большая российская энциклопедия

Герметическое искусство

Во времена испанской Реконкисты и Крестовых походов в Европу начали регулярно попадать арабские книги. Это стало огромным подспорьем для европейской науки, ведь в те времена большая часть античных трудов сохранилась только в арабских переводах, а учёные Ближнего Востока намного опережали европейцев в астрономии, медицине и многих других областях.

При таком внимании к арабским научным трудам учёные просто не могли не увлечься идеями алхимии — одного из тех искусств, в котором преуспели на Ближнем Востоке. После переводов ряда ключевых книг на латынь в XII веке началась волна популярности алхимии в Европе.

Одной из ключевых работ для становления европейской алхимии был перевод «Изумрудной Скрижали», якобы отлитой из расплавленных изумрудов.

Изумрудная скрижаль

Алхимики рассказывали, что её создал Гермес Трисмегист — божество, в чертах которого соединялись древнеегипетский бог мудрости Тот и греческий бог Гермес.

По легендам, в глубокой древности Гермес Трисмегист одарил человечество знаниями обо всех науках и искусствах. Но он скрыл намёки на самое важное учение посреди египетской пустыни — в виде говорящих деревьев с изумрудными листами. Их нашёл Александр Македонский, завоевавший с помощью тайн деревьев почти всю Ойкумену.

Часть алхимиков принимали миф о Трисмегисте за метафорическую историю о том, как античный философ написал свои алхимические работы на листах дерева, которые египтяне называли «говорящим».

Как бы то ни было, в Изумрудной Скрижали изложены ключевые основы алхимии. Согласно ей, всё сущее состоит из четырёх первоэлементов: огня, воздуха, земли и воды. Благодаря философскому камню можно менять соотношения первоэлементов, трансформируя одни вещества в другие. Так можно трансформировать неблагородные металлы в благородные, а себя изменить так, чтобы попасть на высший уровень развития.

Как и многие другие алхимические книги, текст Изумрудной Скрижали воспринимали иносказательно.

Слова тайн Гермеса: Истинно без всякой лжи, достоверно и в высшей степени истинно. То, что находится внизу, аналогично (соответственно) тому, что находится вверху. И то, что вверху, аналогично тому, что находится внизу, чтобы осуществить чудеса единой вещи. И аналогично тому, как все вещи произошли от Единого через посредство Единого, так как все вещи родились от этой единой сущности через приспособление. Солнце ее отец. Луна ее мать. Ветер ее в своем чреве носил. Земля ее кормилица. Вещь эта — отец всяческого совершенства во всей Вселенной. Сила ее остается цельной, когда она превращается в землю. Ты отделишь землю от огня, тонкое от грубого осторожно и с большим искусством.Эта вещь восходит от земли к небу и снова нисходит на землю, воспринимая силу как высших, так и низших областей мира. Таким образом, ты приобретаешь славу всего мира, и темнота уйдет от тебя. Эта вещь есть сила всяческой силы, ибо она победит всякую самую утонченную вещь и проникнет собою всякую твердую. Так был сотворен мир. Отсюда возникнут удивительные приспособления, способ которых таков. Поэтому я был назван Гермесом Трижды-Величайшим, ибо я владею познанием трех частей всего мира. Полно то, что я сказал о работе произведения (действия) Солнца. Один из вариантов полного перевода «Изумрудной Скрижали»

Гермес Трисмегист

От «Изумрудной скрижали» и сопутствующего ей «герметического корпуса» других работ Гермеса Трисмегиста пошло именование алхимии как «герметической науки». Со временем герметизмом начали именовать и другие эзотерические учения.

Видео

Какой была алхимия в России и чем европейские алхимики занимались при царском дворе

— В России алхимия из-за сильного технологического отставания и малого количества рудников появилась поздно — уже после монгольского ига — и была полностью переводной. Добывать металлы начали при Иване III, а при Иване IV Грозном стали приглашать алхимиков из-за рубежа. Например, тогда приехал Елисей Бомелий — известный алхимик, отравитель и, как считают многие, психопат. При дворе он был то ли аптекарем, то ли палачом.

В конце XVI века в Россию приглашали английского алхимика Джона Ди, в основном занимавшегося другими оккультными науками — магией и астрономией. Однако он решил не приезжать. Зато вместо него в XVII веке в Россию прибыл его сын — Артур Ди, которого здесь называли Артемием Ивановичем. Он работал аптекарем царя Михаила Федоровича и занимался в том числе алхимией. По возвращении в Англию Артемий Иванович написал очень известный алхимический трактат.

При Петре I и позднее появилось большое количество последователей Парацельса, людей, которые увлекались натурфилософией и спагирией (медицинской алхимией). Тогда же в России возникают огромные алхимические библиотеки. В середине XVIII века появляется огромный интерес к алхимии со стороны таких людей, как Николай Новиков и Семен Гамалея, активно участвовавших в создании русских сообществ масонов и розенкрейцеров. В те годы тайные общества в России налаживали связи с аналогичными организациями Германии и других стран, получали оттуда литературу и переводили ее.

Металлы и символы

Алхимики считали, что металлы тесно связаны с планетами. Они присвоили металлам имена и знаки планет:

  • золото (Солнце) — Q;
  • серебро (Луна) — R;
  • ртуть (Меркурий) — S;
  • медь (Венера) — T;
  • железо (Марс) — U;
  • олово (Юпитер) — V;
  • свинец (Сатурн) — W.

По мнению Парацельса, эти металлы появились на планетах, имя которых им присвоено.

Учёные верили, что все металлы имеют два основных начала, которые образуют все вещества — это сера (разум, мужское начало) и ртуть (дух, жизненная сила, женское начало). Алхимики полагали, что сера обозначает цвет металла, его прочность, способность воспламеняться и образовывать соединения с другими металлами. Ртуть — блеск металла, его способность переходить в газообразное состояние (летучесть), плавиться и изменять форму.

Позднее такие алхимики, как Парацельс и немецкий монах-алхимик Василий Валентин ввели третье начало — соль.

Античная алхимия

Ан­тич­ная ал­хи­мия воз­ник­ла в эл­ли­ни­стич. Егип­те в ре­зуль­та­те син­те­за ме­тал­лур­гич. тех­но­ло­гии об­ра­бот­ки спла­вов и юве­лир­но­го де­ла (а так­же из­го­тов­ле­ния цвет­но­го стек­ла и кра­си­те­лей) с греч. фи­лос. тео­рия­ми пер­во­ма­те­рии и эзо­те­ри­че­ски­ми ре­лиг. ве­ро­ва­ния­ми и мис­тич. уче­ния­ми эл­ли­ни­стич. и рим­ско­го Вос­то­ка – ас­т­ро­ло­ги­ей, гер­ме­тиз­мом, ма­ги­ей, гно­сти­циз­мом и др.

Ал­хи­мич. ли­те­ра­ту­ра пред­став­ле­на тре­мя об­шир­ны­ми сво­да­ми и не­сколь­ки­ми отд. трак­та­та­ми (ано­ним­ное соч., изд. Ч. О. Дзу­рет­ти и др.), со­хра­нив­ши­ми­ся в ср.-век. и ре­нес­санс­ных ру­ко­пи­сях, а так­же дву­мя па­пи­ру­са­ми 4 в. – Лей­ден­ским и Сток­гольм­ским (вос­про­из­во­дят од­но и то же со­б­ра­ние тех­нич. ре­цеп­тов, от­но­ся­щих­ся к зо­ло­ту, се­реб­ру, дра­го­цен­ным кам­ням и пур­пу­ру). Свод M (ру­ко­пись Mar­cia­nus Graecus 299 в Б-ке Св. Мар­ка в Ве­не­ции, 11 в.) вос­про­из­во­дит со­бра­ние ал­хи­мич. тек­стов, со­став­лен­ное в 7 в. при дво­ре ви­зант. имп. Ирак­лия. Свод B (ру­ко­пись Pa­ris­i­nus Graecus 2325 в Нац. б-ке в Па­ри­же, 13 в.) пред­по­ло­жи­тель­но был со­став­лен во вре­ме­на ви­зант. по­ли­гис­то­ра Ми­хаи­ла Псел­ла (11 в.); по со­ста­ву во мно­гом сов­па­да­ет со Сво­дом М и со­дер­жит пре­им. тек­сты тех­но­ло­гич. ха­рак­те­ра. На­ко­нец, Свод AL (ру­ко­пись Pa­ris­i­nus Graecus 2327 в Нац. б-ке в Па­ри­же; ско­пи­ро­ва­на в 1478 Фео­до­ром Пе­ле­ка­ном в Ирак­лио­не на о. Крит) в пер­вой час­ти со­от­вет­ст­ву­ет Сво­ду B, а во вто­рой со­дер­жит тек­сты не­из­вест­но­го про­ис­хо­ж­де­ния.

Ав­то­ра­ми ря­да трак­та­тов вы­сту­па­ют ре­аль­ные ал­хи­ми­ки 3–6 вв. (Зо­сим, Олим­пио­дор Млад­ший), ав­тор­ст­во дру­гих при­писа­но в ру­ко­пи­сях древ­ним фи­ло­со­фам (Де­мок­рит, Лев­кипп), ле­ген­дар­ным муд­ре­цам и цар­ским осо­бам (перс. маг Ос­тан, Мои­сей, его се­ст­ра Ма­рия Ев­рей­ка, си­ри­ец Ко­ма­рий, ца­ри­ца Клео­пат­ра), а так­же ми­фич. пер­со­на­жам и да­же бо­гам (До­б­рый Де­мон, Гер­мес Трис­ме­гист, бо­ги­ня Иси­да). Б. ч. со­хра­нив­ших­ся трак­та­тов на­пи­са­на в 3–4 вв. н. э., са­мые позд­ние – в 7 в.

Мож­но вы­де­лить 3 осн. тра­ди­ции, или шко­лы, ан­тич­ной А. На­и­бо­лее древ­няя – тра­ди­ция Де­мок­ри­та и его учи­те­ля ма­га Ос­та­на, на ко­то­рую ссы­ла­ют­ся уже Се­не­ка и Пли­ний в 1 в. н. э., от­части вос­хо­дит к эл­ли­ни­стич. вре­ме­ни (Бол из Мен­де­са, ок. 150 до н. э.) и, воз­мож­но, ис­поль­зу­ет не­ко­то­рые под­лин­ные ре­цеп­ты из ут­ра­чен­ных хи­ми­ко-тех­но­ло­гич. трак­та­тов шко­лы Де­мо­кри­та. Эта тра­ди­ция ха­рак­те­ри­зу­ет­ся пре­им. тех­но­ло­гич. ус­та­нов­кой и со­дер­жит прак­тич. ре­цеп­ты по ок­ра­ске стек­ла и про­из-ву спла­вов для ими­та­ции зо­ло­та и се­реб­ра в юве­лир­ном де­ле. Тео­ре­тич. ос­но­вой А. в псев­доде­мо­кри­тов­ском соч. «При­род­ное и тай­ное» (Φυσιϰὰ  ϰαὶ μυστιϰά) слу­жат сто­ич. по­ня­тие уни­вер­саль­ной «сим­па­тии» (взаи­мо­дей­ст­вия) всех ве­щей и бо­лее древ­няя фи­лос. тео­рия ми­ме­си­са (под­ра­жа­ния), объ­яс­няю­щая воз­мож­ность ис­кусств. вос­про­из­ве­де­ния ес­теств. фе­но­ме­нов.

Тра­ди­ция Ма­рии Ев­рей­ки свя­за­на с экс­пе­рим. ис­сле­до­ва­ни­ем воз­гон­ки и ди­стил­ля­ции, а так­же с изо­бре­те­ни­ем со­ответ­ст­вую­щих при­бо­ров (пе­ре­гон­ный куб для дис­тил­ля­ции, алу­дель для воз­гон­ки). Со­глас­но этой шко­ле, те­ла, в ос­но­ве ко­то­рых ле­жат ртуть, се­ра и мышь­як, мож­но пре­вра­щать в па­ры́, ко­то­рые за­сты­ва­ют (воз­гон­ка), кон­ден­си­ру­ют­ся (дис­тил­ля­ция) или ока­зы­ва­ют кра­ся­щее дей­ст­вие на ме­тал­лы (для ок­ра­ски ме­тал­лов был изо­бре­тён осо­бый при­бор «вос­ко­плав»).

Для тра­ди­ции Зо­си­ма из Па­но­по­ля (Еги­пет, ок. 300 н. э.), пер­во­го ре­аль­но­го ав­то­ра ал­хи­мич. трак­та­тов, ха­рак­тер­но уг­луб­ле­ние мис­ти­ко-эзо­те­рич. и спе­ку­ля­тив­ных тен­ден­ций и прив­не­се­ние в А. гер­ме­тич. и гно­стич. уче­ний, а так­же фи­зич. тео­рий Ари­сто­те­ля и до­пла­то­нов­ских фи­ло­со­фов. Со­глас­но Зо­си­му, А. («свя­щен­ное ис­кус­ст­во») бы­ла со­об­ще­на жен­щи­нам вос­став­ши­ми ан­ге­ла­ми как бо­жеств. от­кро­ве­ние. Еди­ный ма­те­ри­аль­ный суб­страт всех ве­щей Зо­сим ото­жде­ст­в­ля­ет с «бо­жеств. во­дой» (ϑεῖον δωρ, тер­мин мо­жет оз­на­чать так­же «сер­ная во­да») – рту­тью. Хи­мич. пре­вра­ще­ние по­ни­ма­ет­ся как пе­ре­во­пло­ще­ние ду­ха-пнев­мы (пнев­ма оз­на­ча­ет так­же ле­ту­чее ве­ще­ст­во) в но­вые те­ла. Плот­ский че­ло­век, на­хо­дя­щий­ся во вла­сти де­мо­нов судь­бы, ок­ра­шен «при­ме­ся­ми» ас­т­раль­ных воз­дей­ст­вий. Че­ло­век ду­хов­ный, ими­ти­руя ес­теств. про­цесс воз­вра­ще­ния к пер­во­на­ча­лу, мо­жет очи­стить­ся от этих «при­ме­сей» и вос­со­еди­нить­ся с бо­жеств. при­ро­дой.

Ком­мен­та­тор Зо­си­ма – Олим­пио­дор Млад­ший (6 в.) со­от­но­сил «бо­жеств. во­ду» (пер­во­ма­те­рию) с «еди­ным на­ча­лом» до­п­ла­то­нов­ских фи­ло­со­фов в ин­тер­пре­та­ции Ари­сто­те­ля и пе­ри­па­те­тич. док­со­гра­фии. Ана­ло­гич­ный син­тез А. и до­п­ла­тонов­ской док­со­гра­фии пред­при­нят в араб. трак­та­те «Со­б­ра­ние фи­ло­со­фов» (ок. 900), со­хра­нив­шем­ся в ср.-век. лат. пе­ре­во­де («Turba phi­losopho­rum»). Ал­хи­мич. сим­вол един­ст­ва – коль­це­об­раз­ная змея, ку­саю­щая се­бя за хвост (уро­бо­рос, греч. οὐροβόρος ), – встре­ча­ет­ся так­же в гно­стич. и ас­т­ро­ло­гич. тек­стах.

СОЛЬ

Соль представляет собой противоположность серы и соотносится с женским, статичным принципом. Как и всякий объект в алхимии обладает двойными свойствами, образуя диалектическую пару. Издавна соль соотносится с мудростью. Данная аналогия сопоставления женского принципа с глубинным разумом стара, как мир – ещё у гностиков София отождествлялась с мудростью Божьей. Параллели можно найти и в буддизме ваджраяны, где женский принцип соотносится с мудростью, а мужской – с мастерскими средствами.

Обратным свойством соли для алхимиков была ее горечь, чем ещё раз подтверждается парадоксальность алхимического мышления, ибо "…там, где есть горечь, отсутствует мудрость, а там, где есть мудрость, не может быть горечи" (Юнг, MYSTERIUM CONIUNCTIONIS, пар № 330). Кроме того, соль, как обладающая свойством консерванта, соотносится с обретением бессмертия, так как "засаливание тела" есть метафора обретения тела нетленного. Однако соль в то же время определяет тело как материю обычную, тленную. Подобные противоречия Юнг объяснял тем, что в отличие от "эго", чётко знающего свои пределы, "границы архетипа и размыты, и могут быть нарушены другими архетипами, так что может иметь место взаимообмен определёнными качествами" (Юнг, "МС", пар № 660).

Алхимическую триаду (соль, ртуть, сера) Юнг идентифицирует как архетипическую троицу, встречающуюся ещё в египетской культуре. Таким образом, сера представляет мужской принцип, соль – женский, а ртуть – андрогинный, объединяющий противоположности воедино.

Медики и шарлатаны

Мистика Средневековья, религиозные догмы, таинственные пути происхождения всего живого подталкивали алхимиков наблюдать фауну, заинтересоваться возникновением пресмыкающихся, чье рождение и смерть, сокрытые от человеческих глаз, осуществляются под землей или в грязных, илистых водоемах. Потом на этих эмпиризмах в XIX веке будет создано учение Дарвина о происхождении человека.

Ящерицы, черепахи, кроты, мыши рано или поздно оказывались в лабораториях натуриспытателей, где подвергались изучению с далеко идущей целью — разгадать происхождение первых людей — Адама и Евы. Вело к этому зрительное прочтение древних книг, то есть буквальное понимание написанного: «И Господь Бог создал человека из праха земли…» (Быт. 2:7) Здесь ключевым словом является «прах земли», в других трактовках — глина.

Адама и Еву, по некоторым данным западных исследователей, принято было считать первыми алхимиками, так как жили они в раю, где, согласно христианской вере, после физической смерти стремился оказаться любой.

Любопытство — это то, что заставило праматерь человечества Еву, поддавшись искушению, приблизиться к Древу познания. Алхимия в переводе с арабского означает «внутреннее состояние предмета». Любопытство алхимиков — предпосылка к познанию природы, улучшению и усовершенствованию внутреннего состояния, не только предмета, но ее венца — человека.

От Бога человека отличает тлен. Алхимики искали связь с вечным и бесконечным, бессмертие не только души, но и тела.

Одной из самых известных личностей на закате эпохи алхимиков был астролог, врач-новатор в области медицины Парацельс. Пока остальные бились над разгадкой философского камня, потомственный швейцарский медикус, используя полученные в многолетних скитаниях по разным странам знания, начал лечить людей им самим приготовленными микстурами. В их состав входили яды и другие токсичные вещества, которые по его рецептам превращались в панацею.

«Одна химия может решить задачи физиологии, патологии, терапевтики; вне химии вы бродите в потемках», — увещевал своих коллег Парацельс. Он брался за тяжело больных, от которых отказывались другие врачи, что не могло не вызывать зависти коллег.

Смелость врача-алхимика достигла такого размаха, что он решил потягаться с самим Творцом, замахнувшись на создание эмбриона в пробирке. Полученное существо, о котором знали со слов самого Парацельса, назвали гомункулом, но никто его никогда не видел.

Алхимия эпохи Возрождения

К началу XV века европейские алхимики перевели все ключевые книги по алхимии на латынь и другие европейские языки, сумели догнать арабов во всех областях алхимии — и даже добиться больших результатов.

Купить рекламу Отключить

Алхимию начали массово использовать на производстве. В то же время многие идеи алхимии подверглись мощной критике. Её мистическая сторона начала отмирать, уступая материалистической. С другой стороны, философия алхимиков местами окончательно слилась с другими эзотерическими учениями — орден розенкрейцеров тому пример.

Во многом алхимию реформировал Парацельс, добившийся огромных успехов в медицине при помощи минеральных препаратов. В своих трудах он сосредоточился на физических и химических процессах. Парацельс отвергал многие оккультистские стороны алхимии вместе с существованием философского камня.

Парацельс

Иоахим Юнгиус отверг идеи о существовании четырёх стихий-первоэлементов. Роберт Бойль окончательно отбросил от химии схоластические теории и подготовил почву для создания полноценной науки.

К XVIII алхимией среди видных учёных уже занимались лишь единицы вроде Исаака Ньютона. Она всё больше превращалась в удел мошенников и аферистов.

Как ислам и христианство влияют на алхимию и как с ней связана йога

— Алхимия находится на стыке ремесла, искусства и науки. Это объемное явление, которое в разных регионах проявлялось по-разному. Алхимия была и христианская, и исламская, и индийская (тесно связанная с индуизмом, джайнизмом и буддизмом), и китайская (ориентирующаяся на даосизм, но иногда и на конфуцианство или буддизм). Другими словами, она была тесно связана с религиями, господствовавшими в регионах.

Первоначально европейская алхимия была рецептурной и повторяла греческие постулаты без какого-либо духовного переосмысления. Но в XIV–XV веках она становится всё более христианизированной — алхимические реагенты, посуда символически связывались с какими-либо событиями христианской истории, с евангельскими эпизодами. Например, философский камень сравнивался с Иисусом Христом, а четыре стихии — с четырьмя евангелистами. В XVII–XVIII веках европейская алхимия начинает заниматься не только способами изготовления философского камня, но и непосредственно духовными поисками.

Своя специфическая алхимия сложилась и в Индии. Например, такие хорошо известные нам практики, как хатха-йога, тантра, аюрведа, были бы немыслимы без алхимии. Индийская алхимия разделялась на огромное количество практик, которые были связаны и с златоделием, и с выздоровлением, и с продлением жизни, и с бессмертием, и с изготовлением различных пилюль для обретения сверхспособностей — например, левитации или невидимости.

Индийская миниатюра на алхимический сюжет, около 1
Индийская миниатюра на алхимический сюжет, около 1770 года

В исламской алхимии тоже была своя специфика. К примеру, очень распространенный в ней мотив — поиск сокровищ, которые можно обрести с помощью специальных зелий. Исламская алхимия была в меньшей степени мистической, но более направленной на производство каких-то конкретных веществ. Китайская же алхимия была преимущественно внутренней — с ее помощью пытались, например, гармонизировать энергию ци, обессмертить себя.

Библиография

  • Пуассон Альберт. Теории и символы алхимиков. Великое делание. Пер. под ред. А. В. Трояновского. Пг. изд. журнала `Изида` 1916.
  • Садуль, Жак. Сокровище алхимиков. Перевод с французского. Серия: Таинственный мир. М. Крон-Пресс. 2000.
  • Рабинович Вадим. Алхимия как феномен средневековой культуры. М. Наука. 1979.
  • Родиченков Юрий. Двадцать веков алхимии: от псевдо-Демокрита до наших дней. Серия: Герметицизм с древности до наших дней РХГА. 2019.
  • Зотов, Сергей. История алхимии. Путешествие философского камня из бронзового века в атомный. АСТ. 2020.

РТУТЬ

Для человека средневековой ментальности ртуть была выразителем Меркурия – высшего и низшего Бога одновременно. Почему? Ртуть для алхимиков – это воплощённый парадокс: она одновременно ведёт себя как металл и как вода. Кроме того, способность ртути самостоятельно испаряться делала её в глазах посвященного адепта материальным воплощением духа. Для современной развитой личности подобные аналогии выглядят несколько странно, но не стоит забывать тот факт, что средневековый человек не обладал научными знаниями, а потому металлы, будучи чем-то совершенно непостижимым, были и идеальным экраном для любых психологических проекций. Вот психо-свойства ртути:

"-она состоит из всех мыслимых противоположностей. Ярко выраженная двойственность, которая постоянно именуется единством;

— она материальна и духовна;

-она олицетворяет процесс превращения низшего в высшее и наоборот;

-она, можно сказать, чёрт, спаситель и психопомп, неуловимый трикстер; наконец, отражение Бога в матери-природе;

-она так же является зеркальным отражением мистического переживания алхимика, которое совпадает с opus alchymicum; "…в качестве такого переживания она представляет, с одной стороны, Самость, с другой – индивидуационный процесс, а также (в силу неограниченности своих определений) коллективное бессознательное". (К.Юнг "Дух меркурия")

Учитывая вышепроцитированный текст, мы должны понимать, что аспект ртути Меркурия очень противоречив и часто проявляется в любом металле. Это создаёт немалую путаницу для интерпретирующего, однако, говоря непосредственно о ртути, чаще всего акцентируется парадоксальность, противоречивость, творческая иррациональность самого бессознательного. Ртуть начинает буквально заливать рекой наши сновидения и включает особое воображение, когда от нас требуется отказаться от своего рационализма и услышать то, что называется "хлопком одной ладони", звук которого откроет душу для целительного преобразования.

Кроме того, Меркурий обладает андрогинной природой и в мужской психике, как правило, проявляет себя с фемининной стороны, как анима, а в женской является носителем мужского (маскулинного) начала в качестве анимуса.

Вдобавок, ртуть химически родственна серебру, и Меркурий в той же степени родственен Луне, великой Богине. Меркурий (он же Гермес) – суть, основа всего алхимического искусства. Ртуть парадоксальным образом воплощает в себе начало и конец великого делания, наставника, проводника и одновременно трикстора, противника и беглеца. "Мы можем уравнять концепцию Меркурия с концепцией бессознательного", — писал Юнг. Не случайно в алхимических текстах встречается огромное количество явных и скрытых параллелей между Христом и Меркурием, каждый из которых представляет архетип Самости.

Какова же задача алхимика?

Изменять эти соотношения, дабы трансформировать все в золото. Осторожно, это не значит, что мы должны превратиться в безумных любителей золота! Когда мы утверждаем, что все должно превратиться в золото, мы имеем в виду, что все тела должны достичь такого соотношения Серы, Ртути и Соли, какое для каждого из них является наивысшим и совершенным.

Эти три элемента есть и в человеке. В нем есть Золото, Первичное Золото — его Высшее Я: Архетип человека, тот человек, о котором мы мечтаем и который превосходит все понятия, рожденные умом.

В человеке есть Сера. Это Дух, то наивысшее, что мы можем представить в человеке, совокупность его потенциалов и достоинств. Это высшая способность человека понимать не только логикой, умом, но и интуитивно. Наиболее полное выражение воли и божественного в человеке, наибольшая тонкость его души.

Есть в человеке и Ртуть. Мы называем Ртутью Душу, то, что оживляет человека, то есть всю совокупность наших психических и жизненных функций: эмоции, страсти, чувства, жизненную силу, желание есть, спать, бегать, говорить, плакать, смеяться, жить.

А что такое Соль в человеке? Это его тело.

Кто же такой совершенный человек? Это тот, кто отдает приоритет Сере, тот, кто мало-помалу достигает стабильности этих трех элементов, при которой высшее преобладает над низшим. Эту идею передает древний символ креста. Вертикальная перекладина — это Сера, горизонтальная — Ртуть. Точка их пересечения, точка стабильности, где все проявляется, воплощается и покоится, — это Соль.

Но алхимические процессы можно передать не только с помощью этого троичного деления. В древних религиозных и философских школах утверждалось существование семи «тел», или планов, человека. Есть подобное учение и в алхимии.

 

Теги

Adblock
detector