Что такое хоспис и для чего он нужен

Хоспис

Хоспис – это медицинское учреждение, где достойный

Хоспис – это медицинское учреждение, где достойный уход могут получить больные, у которых предполагается неблагоприятный исход течения заболевания. Суть хосписов состоит в том, чтобы больной прожил последние месяцы своей жизни достойно. Они окружены «домашними» вещами, больные могут свободно общаться с друзьями и родственниками.

Паллиативная помощь оказывается медицинским персоналом: пациенты могут получать зондовое питание в случае необходимости, обезболивающие препараты, кислород и т.д.

Видео

Как попасть в хоспис

Для получения помощи в хосписе необходимо предпринять ряд мер. В частности, для поступления в государственное учреждение, требуется собрать необходимые документы.

Документы для поступления:

  1. Паспорт;
  2. Полис обязательного медицинского страхования;
  3. Направление от районного специалиста;
  4. Выписка из истории болезни, подтверждающая диагноз.

Для получения направления в хоспис необходимо заручиться поддержкой центра социальной защиты населения. Кроме того, может понадобиться разрешение местного отдела здравоохранения (для иногородних).

Критерии пребывания:

Критерии пребывания:

  • Заболевание является неизлечимым и перешло в последнюю, смертельную стадию;
  • Продолжительность жизни пациента составляет менее 6 месяцев при прежнем течении болезни.

При направлении в государственную организацию не учитывается ни вероисповедание, ни национальность, ни другие этнические или культурные факторы – роль играет лишь фактическое состояние пациента. В настоящее время основная часть подобных учреждений – это именно государственные бесплатные хосписы.

Помогать чужим легче

В 4-местной палате хосписа лежат разные пациенты. К кому-то может прийти родственник, к кому-то – нет. Бывает так, что человек с родной мамой не ладит, а трем ее соседкам по палате – поможет. А чей-то чужой родственник – поможет его маме. Это происходит, если хорошо работает персонал. Если сотрудники говорят: «Пожалуйста, не стесняйтесь нажать кнопку вызова. Мы придем. Вот здесь вода, если кому-то нужно, вы налейте, пожалуйста».

Быть полезным – очень важно. Ощущение беспомощности, бесполезности при болезни и боли близкого человека не отпускает потом годами.

Даже если у родственника не ладятся отношения с тем, к кому он пришел, в палате есть люди, которым он помог. Они общаются, плачут, они смеются. Без поддержки человек стесняется проявить позитивные эмоции, когда дома такая трагедия. Коллеги по работе не поймут: у него мама умирает, а он хохочет над анекдотом. Вот среди своих – это совершенно другое.

Родственники – большая поддержка для персонала, хотя и дополнительная нагрузка тоже. Часто работать с ними приходится больше, чем с пациентом – успокаивать, утешать, обнимать. Но такая работа очень продуктивна. Вы даже себе не представляете, как родственники заботятся о персонале – делают медсестрам чай, говорят: «Ну что мы будем девчонок лишний раз гонять, они и так измотаны».

Родственники наших больных попадают в хоспис зажатыми, агрессивными, испуганными. Они ожидают мздоимства, хамства, боятся, что их выгонят. На то, чтобы их отогреть, помочь им расслабиться, уходит два-три дня – и они становятся нашими друзьями, и потом, после смерти близкого человека, приходят в хоспис годами, любят нас и помнят.

Как лечь в хоспис

Неизлечимое заболевание, с которым ложатся в хоспис, — это чаще всего рак. Еще взрослые люди лежат в хосписах с сердечно-сосудистыми заболеваниями, например после инсульта. Третий по частоте смертельный диагноз — ВИЧ. Бывают и другие неизлечимые состояния: травмы, в том числе после аварии, циррозы, инвалидность с детства с ДЦП, рассеянный склероз.

В омский хоспис берут только с раком, а в медико-социальные отделения — с остальными болезнями, от которых умирают медленнее. Их пациенты болеют годами и лежат то дома, то в больнице. Такое разделение труда между главным хосписом и другими паллиативными отделениями сложилось именно в Омской области — в другом регионе будут свои особенности.

В медико-социальные отделения, скорее всего, не возьмут людей, страдающих психическими расстройствами. В омский хоспис примут любого пациента. Главное, чтобы был рак. Даже если из-за опухоли произошли изменения в психике. Возможно, человек будет лежать и орать, мешать другим пациентам, но от него не откажутся.

Обычно о возможности лечь в хоспис узнают от врачей. Если человек лечился в онкодиспансере, там порекомендуют обратиться в хоспис. Это происходит, когда медики понимают, что вылечить человека или продлить ему жизнь уже не получится.

Если человек не обращался в онкодиспансер, а рак диагностировали в другом месте, направление в хоспис могут дать в поликлинике по месту жительства. Можно вообще не иметь направления. Главное, чтобы у пациента была выписка с онкологическим диагнозом.

Последовательность такая:

  1. Позвонить или приехать в хоспис. Взять с собой направление или последнюю выписку, где диагностирован рак. В омском хосписе вас направят непосредственно к заведующей отделением.
  2. Пациента поставят в очередь. Не факт, что получится лечь сразу: все зависит от свободных мест. Палаты делятся на женские и мужские. Мужчину могут заставить ждать, а женщину положить сразу, или наоборот. В омском хосписе 40 мест на всю область, поэтому очередь может идти несколько недель. В нашем случае место освободилось через день. Заведующая знала, кто и когда выписывается, и сразу нас сориентировала.
  3. Когда место появится, вам позвонят и назначат день поступления.

В день поступления нужно взять с собой:

  1. Последнюю выписку, где диагностирован рак.
  2. Паспорт больного.
  3. Его страховой полис.

Если человек не ходит, его сразу поднимут в отделение на каталке, а оформлять документы будут с родственником. Тут не как в скорой: все предварительные анализы у пациента возьмут уже в палате. Ждать в приемном отделении ему не придется. Поэтому единственная проблема — доставить больного в хоспис и потом забрать домой, если он не встает и не ходит. Об этом я уже написал в Т⁠—⁠Ж отдельную большую статью.

В медико-социальные отделения попадают так же, только основной диагноз будет другим. Пациенты медико-социальных отделений живут дольше, поэтому очередь туда по сравнению с хосписом огромная.

Это скан последней выписки, которую нам с мамой дали в онкодиспансере. В графе «Рекомендации» — хоспис. К выписке сразу прикрепили его адрес и телефон

О боли

В хосписе боль – то, что оценивается и обсуждается. Есть 10 бальная шкала боли, на которой пациент сам может отмечать уровень боли, медики его об этом спрашивают.

На утренней конференции медсестра докладывает: «У пациента – боли при перемещении, при поворотах». Этот больной – уходящий, сам он уже ничего сказать не может. Врач говорит: «Нет, у него не боли, он просто реагирует на внешнее раздражение». Медсестра не согласна: «Нет, он хмурится, ему больно». Врач возражает: «Это – характер. Вспомните, когда он еще мог говорить, он всегда хмурился, если кто-то заходил в палату».

Медсестры участвуют в обсуждении наравне с врачами, это – нововведение Дианы Владимировны Невзоровой, главврача хосписа.

При Вере Васильевне этого не было. Но уже было невероятное уважение к медсестрам. В.В. всегда говорила, что в хосписе медсестра – главный человек. Когда медсестры стали докладывать о состоянии больных, мы увидели, как много они знают. Они нашей системой приучены быть «второго сорта», молчать. Получается, что медсестра с 20-летним стажем должна слушать врача, который только что из вуза? Смешно!

Участвовать в обсуждении медсестры стали года четыре назад. Медсестра больше видит, больше знает. И то, что есть этот спор, – очень хорошо. Сегодня был спор о пациентке, которая отказывается переворачиваться, мыться, менять белье. Было длительное обсуждение, как ее убедить. Именно – убедить, а не заставить. И это тоже не стоит денег.

У вас никогда не возьмут денег

— Ариф Ниязович, сколько стоит пребывание в хосписе?

— Нисколько.

— Но вы же понимаете, что этого просто не может быть?

— Придется поверить. Это не стоит нисколько. И у вас не возьмут денег. Никогда, ни за какую манипуляцию.  

— Но ведь платные хосписы в Москве есть. А есть и очень платные.

— Это так. К сожалению, далеко не всегда это значит, что они лучше. Например, некоторые из них не имеют лицензии на применение мощных обезболивающих препаратов. И честно говоря, для того, чтобы хоспис стал домом, не нужно так уж много денег. Нужна доброта. Улыбки. Цветное постельное белье и яркая посуда без надписи «для вторых блюд» через всю тарелку. Простое человеческое внимание.

Мы с вами разговариваем в Первом московском хосписе имени Веры Миллионщиковой. Он существует уже давно, у него есть вот этот прекрасный дом, двери с витражами и сад. Центр паллиативной помощи на улице Двинцев работает всего три года. Но дайте срок, и там будет так же красиво …

***

Среди того, что поразило маму в хосписе была собака. Собака была мала размером, прилично одета в розовую юбку, на голове имела бант, и пришла не просто так, а вместе со своим волонтером. Собака работала психотерапевтом.

Она танцевала в палатах и коридорах, охотно принимала угощения и с удовольствием сидела на ручках.

Фотография совершенно счастливой мамы с этим псом – последний ее снимок, который я сделала.

В каких случаях необходимо оформить направление в хоспис?

В хосписе вся деятельность медицинского персонала направлена на облегчение состояния тяжелобольного пациента. Никаких гарантий здесь на выздоровление никто не дает. В подавляющем большинстве случаев пациентами таких учреждений являются люди, которые в скором времени по причине неизлечимой болезни умрут. Но здесь и сейчас они еще живы, и им нужна забота, медицинская помощь и внимание со стороны близких людей. В хосписах есть специальная медицинская аппаратура и медикаменты, которые направлены на снятие боли и облегчений мучений пенсионеров, страдающих неврологическими заболеваниями, онкологией или СПИДом.

Сюда поступают те пациенты, болезнь которых прогрессирует и уже подходит к наиболее тяжелой стадии. Пожилые люди в подобном состоянии уже страдают спутанностью сознания и нарушениями психики. Задачей медицинского персонала выступает не только снятие мощнейшего болевого синдрома, но и оказание психологической помощи, чтобы пациент принял свой диагноз и искал в себе силы бороться до последнего.

В хосписах также могут оказаться и те пенсионеры, у которых наступает временное обострение в течение болезни (между ремиссиями).

Показаниями для оформления в хоспис пожилого человека могут служить:

  • интенсивная боль;

  • неизлечимая стадия заболевания;

  • неоперабельная онкология 4 стадии;

  • попытки суицида на фоне выявления смертельного диагноза;

  • деменция;

  • нарушение мозговой деятельности;

  • рассеянный склероз;

  • болезнь Паркинсона.

У нас так принято

— Почему у вас – сочувствуют, а в большинстве мест – нет?

— У нас так принято. Человека всегда раскрывает его окружение. Многие доктора, которые сейчас работают в нашей системе, раньше такими никогда не были. Хосписы позволили им раскрыться.

— Выходит, если дать человеку возможность вести себя по-человечески, он с благодарностью принимает это?

— Дать и научить. Может быть, о многих вещах человек не задумывался. Работал и работал. Как на конвейере. Изо дня в день, от звонка до звонка. Честно работал. Старался, помогал как мог. И на сочувствие и сопереживание просто не хватало времени и сил. И тут ему показали, что рамки можно расширить. Что можно вести себя по-другому.  

Ариф Ибрагимов

Ариф Ибрагимов

— Доктор, но ведь обычно врач настроен на то, чтобы вылечить. Победил болезнь – молодец. Не смог – ты проиграл.

— Первый секрет как не «выгореть» в этой ситуации – не ставить себе нерешаемых задач. Ведь нас в институте медицинском всегда как учили? Лечить, лечить, чтоб человек выздоровел. Если в хосписе ставить себе такие  глобальные задачи, вот, то не проработаешь и пары месяцев, мне кажется. К нам попадают неизлечимо больные люди. К сожалению, в большинстве случаев, исход будет один. Но редко кто задумывается из докторов, не работавших в системе паллиативной помощи, что даже смерть может быть разной. Может быть – мучительной, в страданиях, рядом с семьей, не готовой к кончине близкого человека. Ведь сплошь и рядом с людьми не говорят подробно, ничего не объясняют.

А может быть совсем иначе: когда пациент не страдает, осознает все, что с ним происходит, успевает решить свои земные человеческие проблемы, родственники знают, что их ждет, не паникуют, они готовы, они рядом. И это абсолютно разные истории. Казалось бы, конец один, но к нему можно прийти двумя тропами. И  надо ставить себе задачу прийти по второй.

***

Моя мама меньше всего задумывалась о смерти. Вообще говоря, она собиралась не умирать, а сажать огурцы на даче. И еще – у нее не было рака. Был очень долгий, и очень плохо леченный диабет, 84 года и «полиорганная недостаточность». На обычном языке так называют усталость и изношенность всех органов. «Неужели ей пора в хоспис?» — спросила я нашего лечащего врача.

Какой хоспис выбрать?

Как уже было сказано ранее, хосписы бывают государственными и негосударственными. Какой из них выбрать для пенсионера? В этом вопросе нужно отталкиваться от материального состояния. Конечно, в частных учреждения лучше питание и внимательнее отношение со стороны медицинского персонала. Единственным их минусом является высокая стоимость предоставления услуг.

В любом случае, хоспис нужно подбирать. Ведь это не место смерти, а серьезное медицинское учреждение. При правильном подходе и квалифицированной помощи некоторым пациентам удавалось даже побороть свой недуг, который по всем медицинским заключениям был неизлечимым.

 

Теги

Adblock
detector