Нужна ли интернет-цензура и какие методы контроля применяются в мире

Содержание материала

  1. Интернет-цензура в России
  2. Блокировка торрент-трекеров 
  3. Ограничения для СМИ
  4. Тюремные сроки за пропаганду и оскорбления
  5. Закон «О суверенном интернете»
  6. Закон, запрещающий обсценную лексику в сети
  7. Видео
  8. Кстати
  9. Нужна нравственная цензура
  10. Игорь Вольфсон, депутат краевого Законодательного собрания:
  11. Персональная ответственность
  12. Плаха
  13. Как работали цензоры?
  14. У вас были официальные инструкции?
  15. Цензор мог сказать: если измените то-то и то-то, то пропущу?
  16. Поэты и писатели приходили к вам, в Главлит или общение шло по телефону?
  17. Какие отношения у вас были с творческой интеллигенцией? Вы знали, что они думают о вас?
  18. Почему?
  19. Мог ли писатель опротестовать решение цензора или изменить его?
  20. А неофициально? Можно было как-то договориться?
  21. Что значит — торговаться?
  22. А были случаи, когда вы что-то разрешили из того, чего не должно было быть?
  23. Перевод
  24. Справка

Интернет-цензура в России

В России тоже есть цензура, причем в двух разных форматах. Один закон запрещает цензуру, другой – разрешает. 

В первом случае речь идет о фильтрации и блокировке значимого для Россиян контента в популярных социальных сетях. Например, если видео условного Соловьева ограничат в показах на YouTube, то наше правительство пойдет войной на Google и оштрафует корпорацию. Что именно считается общественно значимой информацией, четко не говорится. На практике это понятие может варьироваться. 

А вот о том, что блокируется, поговорим далее. 

Блокировка торрент-трекеров 

Своего рода интернет-цензурой в России можно считать блокировку RuTracker. В ней не было политического контекста, это война с пиратским контентом, которую правительство считает достаточно эффективным способом повысить популярность легального кино, музыки, ПО и так далее. 

Доступ к ресурсу пытались ограничить с помощью блокировки IP-адресов, и какое-то время это работало. Большинство операторов исполняло требования, но потом появились десятки URL-зеркал (копий RuTracker), и инициатива постепенно заглохла. Сайт снова доступен, и вся торрент-инфраструктура продолжает функционировать. 

Ограничения для СМИ

СМИ в России обязаны удалять всю «запрещенную» информацию, а также под каждым постом делать заметки. Например, при упоминании ИГИЛ (запрещенной в России террористической организации) нужно обязательно говорить, что это запрещенная в России террористическая организация. 

Сейчас примерно та же ситуация наблюдается с ФБК и Штабами Навального (организации, признанные экстремистскими на территории Российской Федерации). 

За публикацию новостей или блог-постов, так или иначе оскорбляющих веру или пропагандирующих нетрадиционные сексуальные отношения, на СМИ могут завести дело. По первому же запросу подобные материалы должны быть удалены.

Тюремные сроки за пропаганду и оскорбления

В РФ можно получить реальное наказание за слова в интернете. А еще можно получить наказание за рисунки или одежду. 

В России действует ряд строгих и неожиданно опасных для граждан законов. Иногда все обходится относительно легко, и люди просто получают штраф. Например, жительницу Пензы не так давно оштрафовали на 4 тысячи рублей за изображение конопли на носках. 

Тюремный срок из-за поста в среднем составляет от полугода до двух лет. Обычно такие наказания получают политические активисты, которые, по мнению правоохранительных органов, ведут экстремистскую деятельность.

Закон «О суверенном интернете»

Этот закон был принят в 2019 году и, если не вдаваться в подробности, он вынуждает операторов связи разрабатывать централизованную интернет-структуру, которая может функционировать независимо от остального мира. В народе его называют «чебурнет». 

Суть суверенного интернета и его призвание состоят в защите рунета от влияния извне. Чтобы в случае введения санкций или постоянного нарушения закона о цензуре со стороны западных СМИ правительство России могло поддерживать интернет-соединение в пределах страны. 

Некоторые жители РФ опасаются, что правительство м

Некоторые жители РФ опасаются, что правительство может использовать суверенный интернет по аналогии с великим китайским файрволом для ограничения доступа во внешний интернет под предлогом санкций или обеспечения безопасности. 

Закон, запрещающий обсценную лексику в сети

С недавних пор в интернете нельзя материться. Вообще. Такой вид цензуры давно существует в печати и на телевидении. Интернет оставался единственным оплотом матерной речи, где можно было свободно высказаться самым неподобающим образом.

За мат теперь штрафуют социальные сети, СМИ и блогеров. Простые смертные пока в относительной безопасности, но вряд ли такой режим продлится долго. Запрет на мат – еще один идеальный способ пополнить бюджет штрафами. 

Люди встретили инициативу очень холодно, но материться не прекратили. 

Видео

Кстати

Цензура едва не убила Кенни,но попытка запретить в России культовые американские мультсериалы не удалась. Напомним,8 сентября Генпрокуратура РФ внесла представление Россвязькомнадзору в связи с показом ряда мультсериалов в эфире телеканала. Среди «провинившихся», помимо «Южного парка», были названы «Симпсоны», «Гриффины», «Металопокалипсис», «Ленор — маленькая мертвая девочка», «Злобный мальчик» и другие как «пропагандирующие насилие и жестокость,порнографию,антиобщественное поведение,изобилуют сценами нанесения увечий,причинения физических и нравственных страданий,направлены на вызов у детей страха,паники,ужаса».

В поддержку телеканала в двух столицах проводились пикеты и акции. Федеральная конкурсная комиссия(ФКК) единогласно рекомендовала Россвязькомнадзору продлить лицензию телеканалу «2×2». Окончательное решение о пролонгации лицензии,срок действия которой истекает 17 октября,примет Россвязькомнадзор.

Ответом создателей мультсериала «South Park» на проблему цензуры на телевидении стал эпизод «Большая общественная проблема». В нем слово «shit» прозвучало незапиканным 162 раза,то есть в среднем раз в восемь секунд,и на экране присутствовал счетчик,отслеживающий каждое произнесение слова.

Читайте также:

Нужна нравственная цензура

Игорь Вольфсон, депутат краевого Законодательного собрания:

— Власть старается,чтобы мнения,не совпадающие с официальной линией,были недоступны широкой аудитории. Поэтому для меня абсолютно очевидно,что у нас в странеполитическая цензура,и она есть даже в средствах массовой информации,которые обязаны публиковать позиции хотя бы тех политических сил,которые представлены во власти. У нас нет особых проблем с поиском информации,есть проблемы с ее донесением.

мнение полностью

С другой стороны, в немыслимом количестве идут фильмы и передачи, вредные для молодежи, и нет никакой нравственной цензуры. По обоим направлениям мы отстаем от государств, на которые собирались равняться, когда меняли политический строй. В развитых странах ограничивают развращение молодежи, поскольку понимают, чем это заканчивается. В то же время они предоставляют возможность высказаться носителям разных взглядов, и в одну партию влиятельных и грамотных людей принудительно ни­кто не загоняет. Политическая цензура приводит к тому, что люди начинают думать, что вся власть целиком никакого отношения к реальной жизни не имеет, и в этих условиях утрачивается интерес к политической жизни, появляются мысли, что ничего поменять нельзя. У большинства людей реальная жизнь совершенно не такая, как им об этом рассказывают. Люди отчаиваются, спиваются, становятся наркоманами, потихоньку вымирают. Не исключено, что со временем у нас появятся те, кто будет действовать за рамками действующего законодательства и показывать, что все не так хорошо. Отсутствие нравственной цензуры в электронных СМИ приводит к тому, что молодежь воспитывается не так, как надо даже для капиталистического общества, растет количество преступлений. На мой взгляд, на данном этапе нравственную цензуру должны осуществлять редакторы, сами журналисты, но далеко не всегда этого достаточно, поэтому должны создаваться специальные структуры. И здесь можно попытаться перенять опыт западных стран и создать, например, общественные советы, которые будут определять, что пропагандируют те или иные передачи и как это сказывается на воспитании молодежи. Например, по нашему телевидению одно время по утрам, когда я собирался на работу, порнуху гнали. Я все боялся, что дети рано проснутся и будут смотреть. Но с этим порядок навели, перестали показывать. Было бы желание, и все можно решить. Что касается музеев, театров, то здесь подход точно такой же: если искусство находится за рамками того, что общество считает возможным, значит, такого не должно быть. Если учреждения культуры содержатся на средства бюджета, государство, местная власть влияли и будут на них влиять.

Персональная ответственность

История — жестокий учитель. Читая исторические книги и сравнивая описанные в них эпохи с нынешней действительностью, трудно отделаться от мысли, что человечество в своем развитии зашло куда-то не туда.

Мы растоптали идеалы предков, высмеяли их веру, разбазарили их наследство, и с чем же мы остались в итоге?

Фактически у нас не осталось ничего, кроме пресловутой «свободы слова», которая на деле обернулась возможностью для каждого хама и неуча поливать всех безнаказанно грязью и нахваливать собственное убожество, выдавая его за высшую добродетель.

Отмена цензуры принесла выгоду исключительно бездарям, подарив им возможность зарабатывать деньги на производстве чудовищных в своей ничтожности «иронических детективов», попсовых песен, бесконечных «бандитских сериалов» и «альтернативных научных теорий». Именно им выгодно, чтобы цензура никогда не вернулась и не вычистила их поганой метлой, заставив зарабатывать себе на хлеб трудом, а не бестолковой клоунадой.

Именно они орут о «свободе слова» и о «правах человека» всякий раз, когда речь заходит об ограничении их прав гадить нам в головы и зарабатывать на этом миллионы. Именно им выгодно, чтобы новые Тарковские, Микеланджело, Пушкины умирали нищими в канаве, потому что на фоне этих гениев они выглядят сущими обезьянами, едва научившимися произносить человеческие слова. Именно они будут пугать нас страшилками о «новом Сталине» и «религиозном мракобесии», поливая грязью власть и священников, потому что они не нужны никому, кроме своих хозяев, делающих на них деньги. Это их выгода, но в чем же тогда заключается выгода наша?

Плаха

Как работали цензоры?

Рабочий цензор сидел всегда в издательстве. Ему приносили верстку, он ее читал. Если вопросов не было, он ее подписывал и все. Если возникали вопросы, он докладывал мне, и я решал, вызывать ли главного редактора или сомнения неправомочны и можно подписывать. Цензоры сидели на радиостанциях, в телевизионных редакциях, в газетах и журналах.

В России большой писатель — это немножко больше, чем правительство. Не надо думать, что цензура была настолько глупа, что этого не понимала

У вас были официальные инструкции?

Была «Инструкция о порядке цензорского контроля», но она в основном касалась не содержания контроля, а методики. Сколько экземпляров верстки должны цензору предоставить на контроль, как верстка должна быть оформлена, и т.д.

Цензор мог сказать: если измените то-то и то-то, то пропущу?

Цензор не имел такого права. Такое право имел я. Цензор докладывал мне свои сомнения. Если они были достаточно вескими, я вызывал главного редактора и говорил: либо книга не пойдет, либо в ней должны быть сделаны такие-то изменения. Причем я не говорил, как исправить. Я говорил: этот абзац, этот, этот не пойдут. А дальше как ты хочешь. Хочешь сокращай , хочешь впечатывай какой-то нейтральный текст, это твое дело. Были очень редкие случаи… Я помню, с Евтушенко у нас был довольно длительный спор по поводу одного стихотворения («Лермонтов», 1964 г., — NT). Суть стихотворения была в том, что в России поэт очень часто гибнет, выступая за гражданские свободы, и так далее. И кончалось оно такой строчкой: в России поэты рождаются «с дантесовской пулей в груди». Я попросил сделать одно изменение и написать так: в России поэты РОЖДАЛИСЬ с дантесовской пулей в груди. Он отказался это сделать, стихотворение было целиком снято.

Поэты и писатели приходили к вам, в Главлит или общение шло по телефону?

У нас по положению от 7 января 1969 года все разногласия между издательством и Главлитом решались на уровне руководителей издательства и руководителей Главлита. Иногда я сам звонил и приглашал к себе. Главный редактор приезжал к нам, я ему высказывал все свои несогласия с данным произведением. Это происходило у нас, и поэтому маленький стол, приткнутый к большому письменному столу, где я сидел, назывался «плаха». На нем разбирались все произведения.

Какие отношения у вас были с творческой интеллигенцией? Вы знали, что они думают о вас?

Знал, потому что с самыми маститыми писателями мы работали напрямую. Я приглашал к себе и объяснял, что им делать. У большинства было такое мнение, что это государственный чиновник, государева рука. Что можно — он разрешит, что нельзя — не разрешит. Было очень хорошо, когда мне удавалось объяснить, почему что-то нельзя и почему это нежелательно. Чаще всего мы находили общий язык, я не помню, чтобы с большими писателями у меня были разногласия до крика и шума. Это гораздо лучше, чем нажить себе врага. Особенно среди писателей, особенно среди больших писателей.

Почему?

Потому что в России большой писатель — это немножко больше, чем правительство. Не надо думать, что цензура была настолько глупа, что этого не понимала. Мы старались всегда по-доброму договориться с большим писателем. И, между прочим, у большого писателя есть еще одна особенность: там из текста трудно что-то выдернуть. Выдергиваешь три строчки — рассыпается все произведение. Это не то что у какого-то графомана, где можно с начала в конец переставить, с конца в начало, выдернуть из середины и никто это не заметит. У большого писателя это все нервные узлы. Поэтому очень часто я по 3-4 раза читал произведение, чтобы как можно меньшим вмешательством обойтись, чтобы сохранить произведение. Как правило, с большими писателями у меня были очень добрые отношения. Многим из них я подсказывал еще при работе, что не пройдет. Я очень часто был первым неофициальным цензором.

Мог ли писатель опротестовать решение цензора или изменить его?

Изменить нет, опротестовать да. Мог обратиться в ЦК партии. Евтушенко часто вздорил с нами. Но я не помню случая, чтобы ЦК решил вопрос не в нашу пользу.

А неофициально? Можно было как-то договориться?

Были положения, которые я не мог переступить. Вот здесь я не могу. Здесь плохо — давай торговаться.

Что значит — торговаться?

Вместе думать, как с меньшей потерей выйти из положения. В таких вариантах, когда это делалось приватно и на более ранней стадии, никогда никаких жалоб не было.

А были случаи, когда вы что-то разрешили из того, чего не должно было быть?

Были. Я всегда считал, что конфликт с большим писателем значительно хуже и значительно вреднее для советского общества, нежели разрешение чуть-чуть превысить планку политического контроля. Я потом за это довольно часто отвечал, но всегда говорил, что ссориться с кем-то из больших писателей значительно хуже, чем разрешить ему написать, что солдат шел оборванный, грязный — это про отступление лета 41-го года, — против чего возмущается Главное политическое управление армии. И в общем я всегда доказывал свою точку зрения.

Или, например, «Буранный полустанок» Чингиза Айтматова. Там у него есть легенда о манкуртах (люди, потерявшие память в результате насилия —NT), самый идеологический центр этого произведения. Но когда я начал подходить к тому, что не худо было бы снять эту легенду из текста, то я понял, что он скорее снимет все произведение. Я разрешил. И потом имел очень много неприятностей.

Перевод

После того как стало понятно, что такое цензура, стоит обратиться к непосредственному герою нашего сегодняшнего повествования, слову censored. Перевод его дело простое, но сначала нужно сказать вот что: это не английское существительное, а причастие второе. Например: It was censored. То есть нельзя перевести текст на появляющейся в фильме табличке с соответствующей надписью просто «цензура». Скорее следует переводить как «не дозволено цензурой» или «было подвергнуто цензуре». Последняя фраза подходит для перевода примера, который мы использовали. It was censored означает «было подвергнуто цензуре».

Справка

Цензура — это форма ограничения свободы слова,свободы печати,телевидения и других средств информации,обусловленная законодательно утвержденными нормами защиты интересов государства,общества и общественных институтов. Цензура имеется во всех государствах,даже там,где ее введение законодательно запрещено,но везде имеет свою специфику. Очень часто цензура используется также корпорациями,финансовыми структурами для заметания следов своих преступлений. Согласно статье 29 Конституции Российской Федерации в нашей стране цензура запрещена.

Теги

Adblock
detector